Кидовский лагерь'2003

День нулевой. "Бабушка, я в лагере!"

По замыслам Лёни кто-то из лидеров должен был ехать в лагерь за день до начала: отвезти реквизит и вещи, обжиться, осмотреть местность. По воле случая одним из добровольцев оказался я, чему был несказанно рад. Весь день был настолько хаотичным, что я появился дома и начал собираться лишь за 20 минут до отъезда. По замыслу Окса, через те самые треть часа, меня должен был забрать Ромка, перед этим позвонив на мобильник. Не спеша, закидываю в рюкзак всё, что попадается под руку, изредка поглядывая на мобилу ... тишина. Через час звонок, вещи почти собраны, Лёха Биньковский сообщает, что меня уже полчаса ждут под окном. Выглядываю, действительно, кто-то неторопливо караулит, присмотрелся, Ромка! Надо же! Загружаемся под завязку, едем к Оксу, где предполагается перегрузить меня и все мои вещи в другую машину и таким образом ехать в лагерь. Вскоре оказывается, что у Ильи не только полна машина вещей и 3 пассажира, так еще нужно забрать какие-то мощные коробки для посвящения! В итоге как-то раскидываем вещи и едем двумя машина, при чём одна из машин немного глючит и может встать в любом месте без особых причин, между тем, не смотря на этот, казалось бы, подозрительный факт доехали без приключений. Машина дала сбой только на обратном пути, полностью выполнив свою миссию.

Лагерь! Саулкрасты! На нас тут же набрасываются Саша с Мариной. Вдвоём в этой огромной трёхэтажной постройке, иначе никак не назовёшь этот развал, им немного стрёмно. Все номера свободны, кроме 21ого, куда уже успели поселиться Саша с Мариной, и командирского 17ого, который занял Лёня. Ключи в дверях, мы моментально разбегаемся по номерам, в поисках лучшего, в котором придётся жить весь лагерь! Я по инерции отправляюсь в родной 15ый. Стены привычного ядовитого цвета радуют глаз, двери без ручек и розетки на уровне правого глаза, если подпрыгнуть, - ничего не изменилось с прошлого года, разве что туалетную бумагу поменяли. Ромуальд занимает 24ый, хоть в нём и не работает унитаз, зато родная кровать и балкон с видом на море, а туалет есть и в соседнем номере. Разобравшись с местом жительства, двигаем к первопроходцам, с порога режет глаз медицинский стеклянный шкафчик и такой же хитрый столик. "Вы их сюда из дома притащили ?",- следует вполне естественный вопрос. Саша с Мариной переглядываются и устало улыбаются в ответ. Взгляд плавно переходит на Сашину кровать и ... на маленький чемоданчик битком набитый презервативами и всякими разными штуками. "Вот запаслась на лагерь ..." Саша замечает моё удивлённое выражение лица, всё понимает и, странно хихикая, начинает объяснять, что это всё для воркшопа! "Интересно, а домашнее задание будет на этом воркшопе?",- в голову одна за другой начинают лезть самые странные мысли, которые прерываются после извлечения из недр чемоданчика белого макета ... В процессе осмотра остальных составных частей раздаточного материала, выясняется, что воркшоп всего на всего по Контрацепции. Вскоре приехал Окс и приходится разгружать машину с реквизитом. На вид ничего особенного, но на запах ... настолько мерзко, что щиплет глаза. Всё это перетаскивается на балкон в номер к Саше с Мариной, но от этого меньше вонять оно не стало. Мой интерес, что же так может смердить, вызывает нездоровую реакцию у окружающих и меня просят закрыть глаза. Любопытство берет верх и я зажмуриваю глаза. Каково же было моё удивление, когда открыв глаза, перед своим носом я обнаруживаю огромный свинячий пятачок и два глаза, злобно смотрящих на меня. Увидеть свиную голову было настолько неожиданно, что я от испуга заржал на весь этаж и катался по полу, пока меня не отпустило. Это было не единственное, что приготовили добрые лидеры на посвящение. Между тем уже готов чай, гитара в боевой готовности и мы устраиваем небольшой внеплановый концерт с чаепитием. Часам к 4 все расходятся по номерам, спешить некуда, можно выспаться. Тёплые одеяла оказываются в шкафу, кто их туда умудрился спрятать непонятно, без них тяжеловато, можно и околеть. В номере сыро и дубак ... зато я в лагере!

День первый. Овощной туннель - это мерзко!

Просыпаюсь от тарабанящего дождя по балкону. Вылезать из под одеяла не хочется, но организм настойчиво просит чего-нибудь тёпленького. Кипятильник делает своё дело за пару минут, горячий чай вливается внутрь, выгоняя из недр хорошее настроение наружу. Сразу же делается обход этажа, в течение которого оказывается, что все уже проснулись. Не все догадались заглянуть в шкаф за одеялами, и кто-то сильно подмерз ночью. По уже ставшей традиции мигом заполняется 21 номер, кто-то пьёт чай с чем-то сладким, кто-то курит на балконе, кто-то готовится к воркшопу, неторопливо моросит дождик. В середине дня к нам заходит тётка и отдаёт кучу ключей от всех номеров, при этом Ромуальд узнаёт, что его унитаз проблемный и чинить его не будут, однако они спокойно могут переселиться в любой другой номер. 24 номер как факт оказывается важнее неработающей сантехники и никто никуда переезжать не стал. На обед Окс делает вылазку в город и мы(Спасибо Ильюхе) кушаем в одном местном заведении общественного питания.

К четырём часам выглядывает солнышко и вместе с ним приезжает автобус с детьми. С этого момента лагерь можно считать открытым. У автобуса творится полная чача, смешались Кони, люди. Народ распределяется по номерам, в процессе которого к нам в 15ую, кроме Вермута и Бочи, доселяются Огре с двумя литовцами. Полдник радует булочкой и странной жидкостью ядовитого цвета. После непродолжительного чаепития всех сгоняют к столовой и Лёня произносит вступительную речь, как всегда пугая тяжелыми испытаниями и электричкой в Ригу. Все распределяются по командам и незаметно рассеиваются по корпусу. Я работаю в паре с Ренатой и у нас в команде 10 симпатичных "ребёнка". Ренка заблаговременно забила игровую на 3 этаже, которая оказалась недоступна из-за недоступности 3 этажа, закрытого на ключ, который в свою очередь находился где-то далеко. Побродив по корпусу в поисках места дислокации, было решено обосноваться в коридоре 1 этажа, полчаса поисков стульев на всех и вот уже все знакомятся и изучают друг друга! С названием команды мучались немного дольше, но уже в зале, ибо хоть третий этаж и открыли после ужина, игровая была в таком непотребном состоянии, что вести туда команду уж точно не хотелось.

В итоге большинством голосов команда стала называться В[месте]! У Жени и Тани - "Цуп Харчо", "Подъём" у Бочи с Вермутом, "Окс и Марина" - Красиво слева, у Ромуальда с Лошадкой - "Вжижувлип", "К ноге" у Гриши с Сашой. Были привезены две огромные колонки, два усилка и мой компьютер, и пока команды готовились, мы с Вермутом и Бочей пытались это всё как-то связать чтобы всё в итоге заработало. К всеобщей радости всё в конце концов, таки запахало и вступительный вечер удался, хоть музыкой почти никто и не пользовался! Я был в восторге от всех команд, особенно от своей!

Следующим пунктом программы было посвящение. Все предыдущие лагеря перед посвящением детей просили надевать самую ненужную одежду, которую не жалко было бы потом выбросить. Каждый год после посвящения дети жаловались, что им как идиотам приходилось наряжаться чучелами, а в итоге ничего экстра пачкающегося или экстремального не было, поэтому в этом лагере мы решили оторваться по полной. Для посвящения был приготовлен целый мешок очень тухлых и очень вонючих овощей, куча краски, странная еда, кефир, а также огромная свиная голова. По территории лагеря было натянуто два веревочных маршрута, местами сходящихся на станциях и расходящихся после них. Все начиналось в зале, где Евгений с Оксом развлекали детей играми и постепенно отсеивали пары смертников, которым завязывали глаза, привязывали руки друг к другу и отпускали по маршруту, где их с распростёртыми объятиями ждали лидеры. Чтобы парам не было скучно ходить по лесу, их постоянно пугали и обливали кефиром, некоторых даже заставляли щупать Вольперта. При чём если кому-то в связке по какому-то недоразумению не доставалось кефиром в лицо, то их находили и с радостью осчастливливали.

Ромуальд стоял на доброй станции, где детям с завязанными глазами после всех тягот ходьбы с препятствиями по ночному лесу, нужно было написать что-то доброе на листочке бумажки, положить её в бутылочку и подвесить на деревце неподалёку. Можно понять чувства некоторых посвящаемых, которые сняв повязку, пытались уместить на маленьком клочке бумажке всю известную им нелитературную лексику. Не успев отойти от доброй темы, дети погружались в таинственное величие Юры со свиной головой. Положив руку на что-то мерзко липкое с пятачком посередине, голова явно начинала подгнивать, им нужно было произнести лагерную клятву с отречением от всего сущего. Не все справлялись с этим казалось бы простым заданием. Голова не только немного странно пахла, но и изредка вполне естественно похрюкивала.

Впереди их ждало главное препятствие посвящения - туннель из картонных коробок, заполненный овощами с явно истёкшим сроком годности. Повезло тем, у кого был заложен нос, им было немного склизко, остальные же при приближении к препятствию кривили носами и пытались пятиться назад, в этом случае заботливые руки лидеров слегка подталкивали и засовывали испытуемых внутрь овощного препятствия. Некоторые быстро пролетали даже не запачкавшись, но были и такие, как Кира, например, кто с удовольствием валялся в этой чаче, пытаясь впитать в себя всю жижу и весь запах посвящения. Не все разделяли восторг от этой части мероприятия и фанатеющих личностей порой вытягивал привязанный напарник, волоча по месиву животом, а иногда и лицом. Если вы прошли это, то дальше можно было расслабиться и получать удовольствие от своих отпечатков ладоней на стене и дегустирования весёлой еды со шведского стола. Кормили детей Саша с Людой, при чём нужно было не только съесть то, что тебе совали под нос, но и узнать, что же ты только что проглотил. Догадливых детей уводили мы с Ури и устраивали им своё испытание.

В нашем распоряжении было два сапога, двухместный "гробик", пустая бутылка от чего-то алкогольного и немного кефира. Сапоги ставились в первый отсек и в них наливался кефир, бутылка стояла рядом на скамейке, необходимо было совместными усилиями, каждый надев по сапогу на руку, как перчатками перенести бутылку во второй отсек. Реакция на кефир в сапогах у всех была разная. Запомнились два первых парнишки с шутками и прибаутками, а ля "О, кефирчик, заодно и руки помоем!" и последние три поросёнка боявшиеся нас, этих сапог, кефира, морщившихся и истерически хохочущих от всего происходящего. Авсяшина станция была сразу после нас, такая же мокрая и подлая. Напарники должны были встать напротив друг друга и по команде дуть в трубку с жидкостью внутри. Кто слабей дул, получал порцию воды в лицо. В какой-то момент этого симпатичного мероприятия пошел дождик и стало ещё веселее. Последней каплей в этом безобразии был поиск кусочка материи на пляже, где дул ветер и дежурила бедная Лошадка. Нашедшие заветный кусочек, могли идти греться к костру, где мокрых и странно пахнущих детей пытались развлекать Боча с Вермутом.

Часам к 3 всё закончилось, возле костра толпились самые стойкие с Лёней во главе, одни обменивались впечатлениями другие незаметно сваливали в корпус. Когда никого не осталось, мы засыпали костёр и двинули в 21ый: пить чай и обмениваться опытом. Чаепитие затянулось до четырёх, и, сколько Марина ни старалась намекать на то, что кому-то спать хочется, и нечего устраивать столовую из этой комнаты, пока весь чай не выпили и бутики не съели, не разошлись.

День второй. Олимпийские игры. Интелектуальный Вечер

Как ни странно, подъем оказался в 9 утра. Кто-то добрый и большой разбудил и убежал. Вермут дрых, а я кряхтя всеми частями тела уполз на зарядку, плавно переросшую в завтрак. Лёня решил подготовить детей к тому, что будет много полезной информации по правам человека и не только, что на полтора часа устроил утреннюю лекцию. Потом были какие-то воркшопы, боюсь соврать какие, т.к. в это самое время мы готовились к олимпийским играм. В очередной раз ко мне на помощь пришел Ури и мы сделали афигенный морской баскет! Поле битвы - огромная лужа, корзины - надувные детские круги в этой луже, а снаряды - пластиковые бутылки с водой ёмкостью 0,5 и 1,5 литра. Поначалу мы эти мишени привязывали к большим камням, которые якобы изображали якорь, но после пары удачных попаданий, цепь рвалась и на помощь пришли мачты, закопанные в песок. В задачу участников входило как можно больше снарядов закинуть в круги на воде, при чём кидать нужно было передом, задом наперед и левой рукой. Больше всех отличилась команда Красиво слева, в которой роль снайпера на себя взял Ящур накидавший нереальную кучу очков.

Вечерним мероприятием был традиционный Интеллектуальный вечер, антуражем которого послужила "Алиса в стране чудес". За правило очередности при ответе на вопрос на этот раз отвечала сама Фортуна, взяв в помощники Евгения и игральные кости. Команда выкинувшая большее количество очков отвечала первой, при этом количество баллов за правильный ответ или минус за неправильный, варьировалось в зависимости выкинутой суммы костей и политики команды, выбирающей тот или иной коэффициент стоимости. Кто был тот поймет, кого не было за разъяснениями к Дмитрию. Забегая вперед, скажу лишь, что выигравшая команда Вжижувлип оказалась с минусовым балансом очков, как в принципе и все остальные.

День третий. "И вновь продолжается бой!"

Опять этот подъём в 9 утра. Зарядка и завтрак. Рена читала лекцию, но нас там не было, нас это меня и Вермута. Мы готовились к завтрашнему воркшопу по трудовому праву, пиная Марину по поводу Латвийского законодательства, Марина трясла вышестоящие инстанции и мы получали немного противоречивые отзывы разных сторон. 2 часа брейнсторминга и я отправился к Саше на массаж ног. В смысле, что Саша вела постоянный воркшоп и в тот день были Ноги, к тому же на солнышке! В ходе практики с теорией я незаметно для себя и окружающих уморился и не заметил как заснул, за что мне вероятно и отомстили на заключительном вечере, хотя воркшоп был несомненно интересным.

Вечером планировался день Театра, на который нужно было подготовить концертное выступление, поэтому после обеда всем раздали песни и одну на выбор команды. Нам достались Иванушки,а на выбор оказалась рок-опера Иисус Христос супер звезда. Иванушки с Лыткиным с Алинкой и Огре в главных ролях были потрясными, как и вторая тема с супер звездой, я ставил фон и эмоции перехлёстывали через край! Остальные команды тоже дали жару : под Х-files происходил вынос и унос вещей различного калибра, девушки танцевали стриптиз под Moulin Rouge, звучала даже "И вновь продолжается бой" с выносом знамени, Ленина и девушек в коротеньких юбочках.

День четвёртый. "Alarma! Halt! Partizanen сдавайся!"

На этот раз подъём в 8:30. Всё утро готовились с Вермутом к лекции по трудовому праву, пробивал лёгкий мандраж, а в целом получилось весело, не считая спящего в первом ряду Лыткина. Вермут рулил, Лёня с Мариной помогали, ну я чего-то там рассказывал.

После обеда была сессия. Пашка уехал в город по работе, Лошадка была деканатом, Бочарофф злобным физиком-математиком, Саша с Мариной заведовали химией, Ромуальд литературой, Гришка историей культуры, Ренка была Генриетой Фридриховной Нитше с афоризмами и определениями всяких штук, Окс ходил и всех строил, замаскировавшись под декана. Я был А.В. ГАДзинским с вопросами по истории КИДа, среди которых нужно было по детским фото отгадать лидеров. Некоторые отличились тем, что спутали Гришу с Мариной, а Лёню с Бочаровым. В какой-то момент сессии сместилось расписание, а всё из-за того, что Казаков со своей командой никак не могли сдать арифметику у Авсяши, и мне пришлось часа два отдыхать в теньке кафедры истории. Некоторые команды разделились и на сдачу начали приходить по два и по три, подозрительно быстро отвечая на все заковыристые вопросы. Хоть я и не замечал шпаргалок, они явно были кем-то проконсультированы. Тем не менее, сессия, как и все хорошее, рано или поздно заканчивается и приходит время ночной игры.

В этой игре нам с Вермутом досталась роль немцев, я был Ульрихом, а Пашка - Хансом. Нашей целью было охранять ж/д станцию и американского шпиона(Марика) на этой самой станции. Юрка с Мариной были лесником с внучкой-партизанкой, а Ромуальд - обходчиком Николаем. Ко всему этому по лесу ходил Лёня с Машей и фонариком, пугая всех, в том числе и мирых жителей, попутно создавая антураж ...

1944 год. Ночь. Перрон в некоторых местах освещен фонарями. Изредка доносится стук чего-то металлического по рельсам. Обходчик Николай делает очередной заход. Два силуэта немецких автоматчиков Ульриха и Ханса то появляются, то исчезают в темноте. Связанный американский шпион негромко распевает англоязычные песни. Вдруг тишину нарушает дружный хохот от которого по спине начинают бегать мурашки : "Ни колай, ни дворай ...",- доносится из темноты голос Ханса и снова взрыв хохота, это немцы шутят над Николаем ...

Слышится треск, из леса появляется чей-то силуэт и тут же пропадает, где-то в стороне раздаётся нечеловеческий вопль. Немцы вздрагивают, передергивают затворы и с криками: "Хальт! Партизанен сдавайся! Стой!",- скрываются в лесу. Сразу же из темноты выныривают две фигуры, хватают под руки ошарашенного шпиона и уволакивают его в лес. Слышны удары головы о дерево, американская ругань. На перрон выскакивает запыхавшийся Ханс, видит пропажу и начинает во всё горло орать : "Mein officieren! ALARMA!"

В это время обходчик сидит в сточной канаве с руками за головой и молит о пощаде. Крики стихают. Николай выползает из укрытия и продолжает свой обход, монотонно постукивая монтировкой по рельсам. Из кустов высовывается чья-то башка и нерешительно выдаёт "Псс ... Псс ... Ты лесник ?" Обходчик вздрагивает, испуганно смотрит в сторону станции и с криком "Партизаны!" снова плюхается в кусты.

А между тем, партизаны обступили освобождённого шпиона и разинув рты осматривают его. "Capitan Blad!",- вдруг нарушает тишину американец, с улыбкой протягивая руку. "Майор Иванов!",-тут же парирует самый волосатый из партизан. "Кто-нибудь говорит по английски?",- следует сразу же вопрос в темноту. "Ну я что-то помню, в школе проходили ...",- робко отзывается голос из толпы. "Вот ты с ним и разговаривай!", - с хитрой физиономией радостно выпаливает волосатый командир. В это время где-то рядом совсем рядом ухает граната, сопровождаемая немецкой руганью, и весь партизанский отряд падает в траву, не забыв припечатать лицом к земле и шпиона. Мимо пробегает толпа гогочущего народу, а следом две пары ног с криками "Иван сдавайси!"

Немцы бежали за шумной группой, пока впереди слышались голоса и звуки битого стекла, но в какой-то момент, как по мановению волшебной палочки все стихло и наступила зловещая тишина. Ульрих остановился, прижал к груди свой любимый шмайсер и огляделся. Никого. Только сосны вдоль дороги колышутся, только ветер шумит в проводах, тускло звёзды мерцают ... Хансу вспомнилась Родина и он протяжно затянул "Deutchland mein faterland ...", Ульрих улыбнулся и печально подхватил "Hitler mein fater :" и они двинулись назад к станции. Вот уже видны фонари, фигурка Николая вдалеке. Вдруг Ульрих обо что-то спотыкается, падает на песок, автомат вправо, фуражка влево. Слышатся немецкие ругательства вперемешку с русскими. Ханс шарит руками в поисках растерянных артефактов и натыкается на чей-то пресс. "Ага! Партизанен!", - кричит немец и поднимает за шкирку испуганного бугая метра 2 ростом. Офицер нашел наконец свой автомат и, тыркая им в плененного мужика, начал пытать вопросами. Бугай молчал как партизан, лишь странно улыбался и крутил головой. "Немой латвийский крестьянин!", - подумал вслух Ульрих после безуспешных попыток добыть хоть какую-нибудь информацию. Немцы переглянулись и решили отпустить его к жене-детям. После хорошего пинка мужик с хорошим прессом быстро скрылся из виду и только хруст веток где-то вдалеке радовал слух вояк.

...он пригласил свою девушку на романтическое свидание в машине, ночью в лесу, близ железнодорожной станции. Светила луна, в траве не умолкали сверчки, он уже было собрался поцеловать её, когда в лицо ударил мощный луч галогенового фонарика, и тут же по машине начали колотить сотни рук. От страха он начал сигналить что было сил, но стук по машине не прекратился, а только усилился, раздались угрожающие крики на немецком. Вокруг машины мелькали тени и не собирались никуда исчезать. Он понял, что это конец, врубил заднюю и газанул изо всех сил, подальше от этого ада...

Вернувшись на станцию немцы обнаружили, что шпион вернулся и , отругав его за исчезновение, продолжили патрулирование, как вдруг из-за станции им навстречу выбежал какой-то тип в солдатской одежде и начал быстро лепетать на родном, на немецком. Ханс с Ульрихом так обрадовались земляку, что начали обниматься, кричать "Deutchen freund!", стрелять вверх и расспрашивать товарища о новостях с Родины. Немецкий друг тоже очень обрадовался встрече, начал жаловался на жизнь, партизан и хвастаться каких симпатичных крестьянок он видел давеча на одном из хуторов, разводя широко руками и производя непонятные жесты. Потом вдруг опомнился и по секрету сообщил, что знает где этот хутор, что видел там много партизан и может даже показать. Немцы встрепенулись и побежали за шустрым земляком, уводившим их от станции всё дальше и дальше. Немцы бежали что было сих, а земляк с длинными Ногами всё удалялся от них, пока совсем не пропал из виду. Они кричали его, лишь в ответ тишина. Шпион. "Нас опять обвели вокруг пальца эти проклятые русские. Проклятая война. Проклятая Латвия. Дома сейчас жена, теплый ужин, мясная похлёбка.",- думал Ульрих, волоча уставшие ноги по ночному лесу, вновь возвращаясь к станции ни с чем.

На станции их ждало очередное разочарование, они опять проворонили последнего шпиона и им не оставалось ничего иного, как дружно застрелиться, как вдруг на рельсы выбежали две симпатичные девушки. "М-м-м! Letland madshen! Ich брать правая, ты левая!", - крикнул Ульрих и они бросились догонять заблудившихся девушек. Однако их планам не было суждено осуществиться, лес был тёмным, да ещё с голодными партизанами. Пробежав метров 200, они поняли, что девушек не догнать, оглянувшись назад, они замерли в изумлении. То тут, то там началось невиданное : из леса начали выбегать толпы партизан в разных направлениях. Один мальчик совершенно не боялся и показывал многозначительные жесты, сопровождая всё это возгласом "Хитлер капут!" Вдруг в воздухе взорвалась сигнальная ракета и со всех кустов на нас кинулись партизаны с криком "ПОБЕДА!" По перрону бегал Николай с гаечным ключом и со слезами на глазах что-то бормотал про себя. Один самый шустрый отобрал у Ульриха шмайсер и начал тыкать им во все части тела. Немцы знали, что патронов там нет, но на всякий случай кричали "Не стреляй! Дружить!"

... по итогам Ночной игры, в каждой команде самых активных наградили медалями за Отвагу и все дружно двинулись в корпус. Всю дорогу назад и всю ночь из разных комнат были слышны восторженные возгласы, наперебой рассказывались самые захватывающие моменты игры : как час лежали в траве, как пугались страшного смеха, как кого-то потеряли, как бегали и пугали всех немецкой речью ...

День пятый." Добро пожаловать на Дикий Запад!"

Сегодня наконец-то мой воркшоп по экстремальному туризму, точнее воркшоп наш с Пашкой, но его как всегда вызвали в город и я попросил помочь Димку. Я как всегда парился, что всё будет плохо, но когда начал меня уже было не остановить, были затронуты темы от экипировки и правил поведения в походе до способов разведения костра. Когда кто-то прибежал и сказал, что нужно идти на обед, понял, что и половины не рассказал. Уже потом в мокром походе в Лигатне, заметил, что что-то возможно даже отложилось и применилось на практике.

После обеда у нас планировалась Экономическая игра на Диком Западе. Собравшись у кафеюшки, мы около часа решали кто кого будет отыгрывать, тем не менее время поджимало и роли кое-как разобрали. Я стал шерифом, Марик с Мариной - владельцами публичного дома, Бочарофф с Реной - злобной инспекцией, Авсяша - крупье казино, Гришка с Женькой - приёмной комиссией, Илья с Лошадкой - владельцами магазинчика, Лёня заведовал деньгами, Юрка с Ромуальдом - взяли на себя армию. Командам раздали наделы 10х10 на берегу моря и началось. Кто-то сразу же подался в Публичный дом на заработки Динамить клиентов, кто-то начал отстраивать на своём кусочке земли различные концептуальные постройки.

В моём ведении была тюрьма и я по мере возможности сажал туда жуликов. Заключенным предлагалось обустроить тюрячку чтобы там было по-домашнему уютно. Некоторые настолько преуспели в этом нехитром деле, что они не хотели уходить, за что я по своей милости стал выплачивать им вознаграждение в виде "денег на еду" ... Однако постоянные расходы на охрану, публичный дом и переводчика в виде Юли Йофис подкосили мой бюджет, а Лёня, жулик, ни в какую не хотел платить зарплату государственному служащему, т.е. мне. В результате чего заключённые объявили голодовку и начали плакать и активно молить о пощаде, что я вскоре пожалел о том, что пригрел на груди Киру.

В процессе всего этого действа Бочаров взымал штрафы. Лёня играл в казино. Юрка с Ромуальдом гоняли детей по пляжу, в результате чего Лёшка Лосев дослужился до сержанта. Гришка с Женькой принимали произведенные кустарным способом различные загогулины, а также младенцев, был даже заказ за 1000 баксов на пролетавший мимо вертолёт. Кстати этот самый вертолёт остался в памяти не только приёмной комисии, те кто в тот момент находился в армии приветствовали высшее командование лёжа на песке. Моя команда на своей территории построила релаксирующее кресло с видом на море, я даже протестировал его сидя с бутылкой шампанского в одной руке и гаванской сигарой в другой. Остальные тоже отличились не менее концептуальными темами.

Вечером Бочарофф с Равдиным устраивали Музыкальный вечер. Возвращение Билла. Лидеры опять не участвовали, поэтому оставалось созерцать с задних рядов, наблюдая издалека за битвой титанов Александра Фельтина и Лёшки Биньковского. Сашка с такой скоростью угадывал композиции из классики , что передача Пельша "Угадай мелодию" просто отдыхают. Угадать какую-то симфонию по двум ударам барабанов, для меня это было потрясением. Радовала моя команда, не дрогнувшая под натиском монстров музыки и бравшая с гиканьем и улюлюканьем свои два-три вопроса за тур :"Мусогский?! Нам хватит!" Выиграла команда того самого Александра Фельтина, который не оставил ни одного шанса остальным командам.

После вечера музыки мы во главе с Бочаровым устроили спектакль по стихам Алексеева, тут сложно рассказывать, ибо это нужно видеть. Спектакль этот был в планах еще в далёком 2000 году, но в силу объективных причин, отложился на более поздний срок. У меня были два колбасных кусочка, один из которых, а именно "Накатило", мне запомнится надолго :) Меня так накатило, что в течение всего моего короткого выступления швыряло из стороны в сторону, пока не отпустило ...

Долгие овации в конце означали, что большинству спектакль понравился, многие подходили после, хвалили, особенно Бочарова ;) Вечер, как обычно, закончился в 21ом, чаем, бутиками и хорошим настроением.

День шестой. "Чтобы был чистоплотным ... а мне бы панка!"

По давно сложившейся традиции шестой день был женско-мужским. Всех разделили по половому признаку, да еще разбили на несколько групп. У нас была одна из групп девушек, которую мы использовали для составления списка качеств идеального парня. За полчаса мучений мы таки составили визуальный портрет этого супер-мужика, пригласив после парней со своим портретом идеальной девушки, чтобы найти компромисс насчёт этих двух нереальных персонажей. Когда обе стороны договорились, скрепив оба списка своими подписями, мы их перемешали и сделали две разнополые команды для дальнейших экспериментов. Командам были даны ситуации, к которым нужно было найти весомые аргументы для защиты той или иной стороны. В конце концов все кончилось миром и обедом, до которого парни, приклонив колени перед прекрасными дамами, организовали хлопающую цепочку, надеюсь вы поняли о чём это я.

Насытив желудки, все разошлись по командам получив перед этим установку на вечер, а именно на Fashion Show, т.е. показ мод. Нам досталась коллекция "Смертельный номер", в эту сторону и был придуман аквалангист с Алинкой в главной роли, дрессировщик Лыткина, минёр-самоубийца и других страшных штук. У других команд были концептуально-индустриальные деревья сбежавшие из Гоблинского Властелина колец, голодные РТУшные студенты, агенты Малдер и Скалли, таскающие туда сюда разную мебель, стриптиз танца со стульями и много всего колбасного. Вели этот праздник моды Юрка Локенбах с Лошадкой. Всё действо закончилось хороводами, песнопением и массовым фотографированием...

День седьмой. "Yesterday..."

Просыпался я с ощущением, что это последний день в лагере, но настроение от этого не портилось, всё хорошее когда-то кончается, просто нужно его ценить. Зарядка, завтрак, и мы едем с Вермутом на станцию за Юркой и Инесской ! Они специально вырвались на заключительный вечер. Постоянные воркшопы готовятся к заключительному вечеру, меня попросили помочь из массажной группировки, тогда я еще не догадывался о последствиях.

После обеда команды занялись подготовкой к вечеру, мы тоже собрались лидерами и начали придумывать что-то своё. Ничего путного в голову не лезло, а если кому-то и лезло, то оно не нравилось остальным. За сим и просидели часа два, придумав каждой команде какую-то специфическую тему перед выступлением. Практически у каждого были свои фишки плюс по постоянным воркшопам, плюс команда, все были такие запаренные, что все с таким трудом придуманное отпало само собой. Находясь под впечатлением от ночной игры, мне очень захотелось переделать какую-нибудь песню под мотив Ульриха и Ханса. Попытки кого-то позвать на помощь удачи не принесли, никому не нравилась эта затея, тем не менее и Гришка и Ромуальд и Вермут с Ури внесли свою лепту, прибегая-убегая-вставляя свои строчки-рифмы. Все команды серьезно готовились и вечер как всегда начался намного позже запланированного.

Действо началось традиционным чтением почты, которая к концу лагеря побила все рекорды отношения количества писем на одного среднестатистического участника всего этого безобразия. Письма командам, лидерам, немцам, девушкам из Золика, Саше Фельтину по поводу прошедшего дня рождения, Кире, её 18 годам, и не только. Вели вечер Илья с Евгением, предложив всем повернуть время вспять, одев всю одежду наоборот. Выступления команд чередовались выступлениями хора Пятницкого, представителями постоянных воркшопов и чтением неиссякаемого запаса писем. В середине вечера выступили и мы, спев переделанный Ойяя на немецкий манер. Вермут с Бочаровым подыгрывали на гитаре, Ури на губной гармошке, Ромуальд присоединялся в конце, образуя кашу. Был и массаж, где надо мной надругались, написав на спине неприличное слово и защекотав меня до истерики, вспомнив, видать, все проспанные мной часы на воркшопе у Саши. Не обошлось и без курьёзов. На моей команде в самый ответственный момент отказался работать звук, и пока мы чинили неполадки, Лыткин выяснял отношения с Феликсом. Был и немного затянувшийся японский театр Юрки, грустные номера сменялись веселыми, а в конце маленький принц в исполнении лидеров. Позор на наши головы, не все знали слова, под моим ухом кто-то, не будем показывать пальцем, постоянно путал слова, что не могло не вызвать у меня улыбки, не смотря на это к концу песни атмосфера в зале стала настолько душевная, что пронимала до слез.

Вечер закончился, все стали расходится и тут Бочаров добрался до пульта ... через какое-то мгновенье зазвучал Yesterday и уже никто не мог сдержать эмоций. Все стали обниматься, кто-то плакал от счастья, кажется это был я :) После были фидбэки, дискотека до самого утра, походы на море, посиделки с гитарой в коридоре, яичница в бутерброднице и утренний кофе ...

Эпилог.

... вот уже проставлены оценки за весь лагерь ... еда, обслуживание, мероприятия, воркшопы, лидеры ;) Как оказалось нам с Ренкой поставили самые высокие оценки, за что спасибо моей первой команде В[месте], надеюсь я и впрямь заслужил это :) Сборы, общее фотографирование, наконец и сам отъезд ... огромный двухэтажный автобус увозит всех назад в Ригу, столько всего произошло за эту неделю, эти 7 дней вместе оставили такой отпечаток, сил практически не осталось, но от этого ТАК здорово!

... по дороге домой нахлынула вдруг такая тоска, осознание того, что всё кончилось, но ведь в следующем году будет новый лагерь, не такой как этот, другой, но обязательно будет ... на лице улыбка, сон наваливается и я уже не сопротивляюсь ...

(c) voron
Август'2003-Февраль'2004